gallery/1461140621detskaya
gallery/electkatal

Ганненскі кірмаш - адкуль гэта свята бярэ свой пачатак і якія мае традыцыі? Чаму,  не будучы адзначаным у праваслаўным  календары, беражліва захоўваецца і святкуецца ў нашым пасёлку? І, нарэшце, якое дачыненне мае кірмаш да нас, сучаснікаў. Каб атрымаць найбольш яскравае ўяўленне аб беларускім кірмашы як з’яве, лепш за ўсё перанесціся ў Зэльву канца  ХVIII – першай паловы ХІХ стагоддзя.  На гэты час прыходзіцца найбольшы росквіт тутэйшага кірмашу, пачатак якому паклала  яшчэ ў 1501 г. Ганна Мікалаеўна Улініч, удава былога гаспадара Зэльвы Міхаіла Начовіча, якая атрымала ад караля Аляксандра Ягелончыка прывілею на кірмаш у Зэльве. Колькi гадоў пасля гэтай даты працягваўся кірмаш, і з якім размахам, невядома, бо пра гэта не захавалася якіх-небудзь дакументаў. Пазней Зэльва пераходзіць да знакамітага і багатага роду Сапегаў…

…1720 год – яркая старонка ў жыцці Зэльвенскага краю, якая сведчыць аб адкрыцці ўнікальнага па свайму значэнню Ганненскага кірмашу. У маі 1720 Антоній Казімір Сапега атрымаў каралеўскі дазвол на правядзенне кірмашоў і таргоў у Дзень Святой Тройцы, а пазней пачатак кірмашу быў перанесены на Дзень Святой Ганны - 25 ліпеня, мабыць, таму кірмаш афіцыйна называўся Ганненскі. Праводзіўся ён штогод з 25 ліпеня па 25 жніўня.

Невялікі пасёлак Зэльва ў XVIII стагоддзі быў вядомы практычна ўсім купцам Еўропы і меў міжнароднае значэнне. Тады можна было сустрэць не толькі купцоў, гандляроў, але і рамеснікаў, сялян з суседніх вёсак, мяшчан з Ваўкавыска і Слоніма, афіцэраў, чыноўнікаў, артыстаў. Кірмаш быў яшчэ і сувязным звяном паміж вялікарускімі губерніямі і далёкім замежжам. У мястэчка прыбывалі госці з Францыі, Саксоніі, Баварыі, Нідэрландаў, Аўстрыі, Прусіі, Італіі, Даніі, Швецыі, усходніх краін. Штогод кірмаш наведвалі каля трох тысяч чалавек.

Ад правядзення кірмашу ў Зэльве Сапегі, дзяржаўная казна і жыхары мястэчка мелі вялікі прыбытак. Па абароту і велічыні гандлёвых сувязяў кірмаш выходзіў за межы губернскага мясцовага рынку: ён з'яўляўся найважнейшым камерцыйным цэнтрам усяго паўночна-заходняга краю Расіі. Некаторыя даследчыкі сцвярджалі, што Ганненскі кірмаш быў адным з найбуйнейшых у Еўропе, і саступаў па сваёй значнасці толькі вядомаму Лейпцыгскаму.

…Праз стагоддзі Зэльвеншчына палічыла сваім абавязкам адрадзіць традыцыю Ганненскіх кірмашоў.

“Новае дыханне” славуты кірмаш атрымаў ў 2001 годзе, калі ў Зэльвенскім раёне вырашылі, што ўнікальнае свята з магутнымі гістарычнымі каранямі павінна стаць візітнай карткай Зэльвеншчыны – адным з самых масавых і жаданых для жыхароў і гасцей раёна. На розных мерапрыемствах абласнога і нават рэспубліканскага ўзроўняў Ганненскі кірмаш абмяркоўваецца як адзін з паспяховых праектаў, які праводзіўся, пачынаючы з 2001 года, ў 2002 і 2004 гг. У 2010 годзе з’явілася магчымасць зноў аднавіць Ганненскі кірмаш дзякуючы таму, што раён быў вызначаны ў якасці пілотнай пляцоўкі для рэалізацыі сумеснага праекта Праграмы развіцця ААН і Еўрапейскага саюза “Устойлівае развіццё на мясцовым узроўні”. Зэльвенскі праект Ганненскага кірмашу аказаўся ў ліку пераможцаў, і ПРААН выдаткавала на яго рэалізацыю 18 мільёнаў рублёў.

Пачынаючы з 2012 г., Ганненскі кірмаш праводзіцца кожны год: ў 2013, 2014 гг…

За гэты перыяд жыхарам і гасцям Зэльвы былі прадстаўлены канцэртныя праграмы з удзелам зорак беларускай эстрады:  Сашы Нэма, Яўгенія Слуцкага, Гюнеш, калектыву казацкай песні «БатькАтаман»,  гуртоў: «Федерация», «Корна копія», «Сваякі», «Очи чёрные», «Малінаўка», «Синяя птица», "Тутэйшая шляхта", арт-групаў "Беларусы", “Тяні-толкай”, "Феерыя", цыганскага шоу “Алюр”, шоу «Восточное», цыркавых калектываў, калектыву «Латинский квартал», харэаграфічнага ансамбля “Харошкі”, экстрым-тэатра «Берсерк», рыцарскіх баеў ад Мінскай Уніі «Меч і воран», музычнага тэатра “Рада”, народнага тэатра гістарычнага касцюма «Полацкі звяз» і іншых, а таксама замежных гасцей з Польшчы (гурта “Прымакі”) і Германіі (гурта “Вудвор”).

Аматарам песень і танцаў была прадстаўлена магчымасць паглядзець выступленні калектываў мастацкай самадзейнасці Слонімскага, Мастоўскага, Зэльвенскага, Бераставіцкага, Дзятлаўскага, Ваўкавыскага, Навагрудскага, Свіслацкага і Шчучынскага раёнаў, а таксама народных ансамбляў песні і танца “Свіцязь” (г.Навагрудак) і “Вяселле” (г.Ваўкавыск),, калектыва “Крынічанька” (г.п.Свіслач), народных ансамбляў “Ярыца” (г.Масты), “Бераставіцкія музыкі” (г.п.В.Бераставіца), “Рабінушка” (г.Слонім), ансамбля “Жалудок” (г.Шчучын), народнага харэаграфічнага танцавальнага калектыву “Раніца” Палаца тэкстыльшчыкаў г.Гродна.

Свята “Ганненскі кірмаш” – яскравае сведчанне таго, што зэльвенцы сэрцам любяць свой прыгожы край, шануюць традыцыі сваіх продкаў і стараюцца перадаць іх у спадчыну нашчадкам. І няхай зараз кірмаш доўжыцца толькі 2 дні, а не цэлы месяц, як раней,  магчыма, ён зноў стане адным з буйнейшых, як ў Беларусі, так і за яе межамі.

Падчас Ганненскага кірмашу цэнтр Зэльвы змяняецца да непазнавальнасці. Па традыцыі тут размяшчаюцца пляцоўкі сельскагаспадарчых арганізацый, выставы мясцовых мастакоў,праводзіцца  ярмарка рамёстваў, працуе Горад майстроў, прапануюцца актракцыёны для дзяцей, катанне на павозках і многае іншае. Найбольшую колькасць удзельнікаў заўсёды можна ўбачыць на пляцоўцы, дзе праходзяць беларускія народныя конкурсы і гульні.

Здаўна конь быў сімвалам Ганненскага кірмашу. Як сведчыць гісторыя, уладальнікі Зэльвы на кірмашы гандлявалі  коньмі, якіх прыганялі з Лідскага, Кобрынскага і Брэскага ўездаў Гродзенскай губерніі, Валынскай і Люблінскай губерніяў. Няхай сабе сёння коней не столькі, але сваіх прыгожых буланых і вараных прыводзяць на кірмаш амаль усе гаспадаркі раёна. Запамінальнай з’явай з’яўляюцца конкурсы на лепшае афармленне павозак і выстава-конкурс конных парод. Бясплатна пакатацца на конях і брычках у час кірмашу магуць ўсе жадаючыя. Стадыён "Колас" неаднаразова быў арэнай рэалістычнага рыцарскага шоу ад экстрым-тэатра "Берсерк" са сталіцы. Цікавымі і захапляючымі ў розныя гады былі паказальныя выступленні выхаванцаў конна-спартыўных школ Лідскага, Ваўкавыскага, Бераставіцкага раёнаў.

Адной з адметных рысаў Ганненскага кірмашу з’яўляецца выкарыстанне элементаў фальклору, у прыватнасці, стылізаваных касцюмаў эпохі ХVIII стагоддзя. Па традыцыі не толькі гаражане, але і госці маюць магчымасць ў гэты дзень апрануцца ў  ільняныя кашулі і сарафаны. З ліку іншых святаў Ганнескі кірмаш вылучае самабытны строй, народны каларыт. Сапраўдную асалоду можна атрымаць ад сялянскага побыту, які дэманструецца на імпрэзаваных падворках сельскіх Саветаў і сельгасарганізацый раёна, адчуць гасціннасць іх гаспадароў.

Добрая традыцыя склалася ў час Ганненскага кірмашу праводзіць конкурсы: караваяў, “стылізаванага касцюма”, афармлення балкона ў стылі 18 ст., конных павозак, работ дэкаратыўна-пракладнога мастацтва, фотаздымкаў і відэасюжэтаў на тэму “Ганненскі кірмаш”. У 2014 годзе, упершыню прайшлі конкурсы аматараў рыбнай лоўлі і па прыгатаванню юшкі.

За сваю багатую гісторыю Ганненскі кірмаш стаў папулярным і запатрабаваным мерапрыемствам, на якім прадстаўляецца магчымасць не толькі павесяліцца, пазнаёміцца з шырокім асартыментам тавараў, набыць прадукцыю, знайсці партнёраў па бізнесу, новых пакупнікоў, але і прадуктыўна папрацаваць.

У рамках кірмашу штогод арганізоўваюцца навукова-практычныя канферэнцыі па праблемах гістарычных каранёў. Абмеркаваць актуальныя для нашага раёна пытанні за «круглым сталом» збіраюцца краязнаўцы і даследчыкі, навукоўцы і выкладчыкі з Мінску, Гродна, Брэста, Ваўкавыска. Як вынік плённай працы – гэты зборнік, у якім вы знойдзеце артыкулы пра тое, што ўяўляла сабой Зэльва ў даўнія часы, яе традыцыях, аб гісторыі ўзнікнення і развіцця кірмашу, а таксама аб гісторыі беларускага магнацкага роду Сапегаў, іх гісторыка-культурнай спадчыне.

ИСТОРИЯ

На тых дарогах і сляды.

І ўспаміны ў пыльным зеллі.

Здалёк купцоў склікала Зэльва:

З гарачай Турцыі. Як з Ельні.

Абозы рыпалі сюды.

Юрка Голуб

Ярмарки имеют давние традиции, восходящие еще к средневековью. «Где двое, там рынок, трое – базар, а семеро – ярмарка». Это изречение, дошедшее до нас из глубины истории, может даже навести на мысль, что само слово «ярмарка» русского происхождения. Но его германские корни очевидны – jahr (год)-markt (рынок) – ежегодный рынок, регулярные торжища широкого значения.

Именно так с Х в. в Европе стали называться места периодических съездов торговцев и привоза товаров. Такие «места съездов» существовали в Германии, Испании, Италии, во Франции, в Англии. Ярмарки были связаны между собой, следовали одна за другой — и во времени, и в пространстве. Уже к XI — XII вв. они стали не только местом оптового торга, но и главным каналом международной торговли. Эту роль они сохраняли до конца XVIII в.

На территории современной Беларуси календарь ярмарок (а их насчитывалось более 200) был настолько отшлифован столетиями, что одна плавно переходила в другую. Был своего рода «круговорот» купцов, потребителей и непосредственно товара. Анненская ярмарка проходила с 25 июля по 25 августа. Ей предшествовала ярмарка в Гродно, масштабами куда скромнее Зельвенской. То есть в областную «столицу» съезжались купцы, подтягивался простой люд, и буквально через месяц все они перекочевывали в Зельву. После 25 августа действо перемещалось в Свислочь.

Анненская ярмарка в период конца  XXVІІ— начала ХХ столетия  

Чтобы получить наиболее яркое представление о белорусском рынке как явлении, лучше всего перенестись в Зельву конца ХVIII - первой половины XIX веков. На это время приходится наибольший расцвет здешней ярмарки, начало которому положила еще в 1501 Анна Николаевна Улинич, вдова бывшего хозяина Зельвы Михаила Начовича, получившая от короля Александра Ягелончика привилегию на ярмарку в Зельве. 

Сколько лет после этой даты продолжалась ярмарка, и с каким размахом, неизвестно, ведь про это не сохранилось каких-либо  документов. Позже Зельва перешла к знаменитому и богатому роду Сапегов, а 20 мая 1721 года была подписана привилегия королём Речи Посполитой Августом II Сильным, согласно которой владелец Зельвы князь Антоний Казимир Сапега, получил право организовать «ярмонку или торги в день Святой Троицы». После смерти бездетного Антония Сапеги Зельва перешла к его родичу Александру Сапеге, при котором начался расцвет ярмарки.

Тогда же, кроме недельной ярмарки, которая ранее проводилась в конце июля, с 4 августа по 4 сентября начали проводиться торги, на которых вначале торговали только лошадьми. В честь храмового праздника святой Анны ярмарка и торги получили название Анненской. Сам Сапега из своих конюшен выставлял на продажу около 1000 коней. С 1721 года ярмарка и торги начали проводиться вместе с 25 июля по 25 августа.

До 1832 года местечко Зельва принадлежало князьям Сапегам, которые устанавливали правила проведения ярмарки.

Различные источники донесли до нас сведения о том, как выглядело в средневековье место, где происходили периодические торги и ярмарки. Во многих городах рынки находились на площади, где располагались ларьки, лавки, склады, прилавки. На ночь рынок закрывался и охранялся часовыми. В Зельве, во время проведения ежегодных ярмарок, вследствие большого притока посетителей, по мнению одних исследователей, место коммерческого дела выносили за пределы города, где ставили временные торговые постройки. По мнению других – проходил базар на довольно благоустроенном гостином дворе в центре Зельвы. Здесь имелось около 200 магазинов, покрытых черепицей, два ледника для хранения продуктов, а также, что немаловажно, колодец, так как в середине лета, когда  проходила ярмарка, пожары были довольно частым явлением.

С 1721 года Анненская ярмарка в Зельве (тогда Волковысский повет), отыгрывает значительную роль во внутренней торговле Новогрудского воеводства Великого Княжества Литовского, что  объяснялось удобным расположением городка на перекрестке торговых путей из Беларуси в Польшу, и из Прибалтики на Украину. На реке Зельвянка, которая была в то время судоходным притоком Немана, существовал речной порт, который позволял ускорить доставку товаров на ярмарку.

На исходе XVIII столетия ярмарка считалась важнейшей после Лейпцигской, не только по оборотам, но и по числу прибывших купцов и торговцев. Гостеприимство и радушие Сапегов привлекало в Зельву многочисленное колличество не только купцов, промышленников, но и зажиточных дворян Литвы и Польши, проводивших на ярмарке время в беспрерывных пиршествах и роскошных угощениях.

В Зельве на ярмарке в XVIII в. отсутствовали помещения для проведения коммерческих сделок. Встречи для заключения контрактов проводились в питейных заведениях, что непременно заканчивалось распитием алкогольных напитков в огромных количествах, что часто приводило к разнообразным негативным явлениям (драки, грабежи, убийства и т.п.).

На ярмарке в Зельве широко была представлена деятельность "сферы обслуживания": открывались временные трактиры, винницы, пивные, кафе. Большую популярность имело "учреждение" некой дамы Валабрыньской из Слонима, которая ежегодно приезжала в Зельву. Погребок предприимчивой дамы славился своими напитками. Со слов белорусского историка И.Козловского: “яе выбарныя віны імпортэр… саграваюць усе галовы ў Зэльве. Там жа кожны купец мог працверазіцца і адпачыць”.

Составить представление о популярности Зельвенской ярмарки можно перечислением приезжающих на неё купцов. Так, в 1786 году ярмарку посетили следующие торговцы: из Гродненской губернии, включая и бывшую Белостокскую область, заняли 101 лавку и 4 дома; из Царства Польского, в том числе из Варшавы – 49 лавок и 7 домов; из Минской губернии – 23 лавки и 6 домов; из Галиции (Броды) – 11 лавок и 9 домов; из Виленской губернии – 9 лавок и 1 дом; из Витебской губернии – 1 лавку и 4 дома; из Могилёвской губернии – 1 лавку; из Бессарабии – 1 лавку и 1 дом; из Московской губернии – 1 лавку и 14 домов; из Каменец-Подольской губернии – 1 лавку и 1 дом; из Казанской губернии – 1 лавку и 1 дом; из города Данцига – 1 лавку и 1 дом. Всего было занято 201 лавка и 49 домов.

Исследователь Павел Бобровский в книге “Материалы для географии статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Гродненская губерния» писал: «Самое деятельное участие в ярмарке принимают купцы Гродненской губернии, привозимый ими товар в общем бюджете составляет несколько менее половины – 46,8 %».

Чем же торговали в Зельве? Ведомости о движении торговли на ярмарке подразделяют привозимые товары на три разряда: I - "российские"; II - "европейские иностранные"; III - "азиатские колониальные".

Со слов всё того же Павла Бобровского: «…Самый выгодный сбыт на Зельвенской ярмарке имеют товары русские – лошади, рогатый скот, мыло, свечи, табак, фарфоровая и фаянсовая посуда и отчасти – бумажные и шерстяные материи.

Из русских товаров невыгодный сбыт имели книги и эстампы, коих продаётся от 20 до 30 %, во время войны неудачно сбывалось железо, а в 1856 г.  и меха до 30 %.»

Главный же предмет торговли составляли лошади, приводимые из разных мест в числе нескольких тысяч. Между тем табун самого владельца Зельвы канцлера ВКЛ Александра Сапеги, состоявший из жеребцов английской, турецкой, датской и неаполитанской пород, числом более тысячи, занимал 1-е место, как по своему достоинству, так и по численности.

Издревле конь был символом Анненской ярмарки. Недаром на гербе Зельвы в центре черный конь, олицетворяющий силу, жизненность и победу. Торговля лошадьми в Зельве была особой. Как свидетельствуют исторические документы, бывали годы, когда на ярмарке их продавали по несколько тысяч. Лошадей пригоняли помещики и торговцы Лидского, Кобринского и Брестского уездов Гродненской губернии, частично Волынской и Люблинской (Царство Польское) губерний. Сбывали здесь лошадей до 1832 года и Сапеги, которые имели большой конный завод.

Купля-продажа выглядела следующим образом: лошади, коровы, козы перед ярмаркой паслись на заливных лугах, окружавших Зельву. Купцы с утра выезжали на пастбища и выбирали товар, а затем возвращались в город, где и оформляли сделки. А потом наступало время веселья в многочисленных корчмах с местными кулинарными изысками и напитками.

Доход, получаемый от ярмарок Сапегами, в большей части шёл в пользу римско-католического духовенства. Так по реестру за 1790 год было выдано: Щучинским пиарам – 1750 злотых, Розаностокским доминиканам – 2835 злотых, Новогрудским бонифаторам – 660 злотых, Лысковским миссионерам – 700 злотых, Ружанским базильянам – 875 злотых, Деречинским доминиканам – 705 злотых, Берёзским картузам – 4000 злотых и Черлёнским базильянам –  585 злотых. Всего – 13160 злотых.

Сапеги гордились городком, называли его «Зельвенским графством». В начале XVIII в. здесь появился театр, в котором играли белорусские, польские и французские актёры, проводились мероприятия, демонстрировались цирковые программы. А с вечера и до самого утра гремел оркестр, проводились танцы.

При описании театра историк Юзеф Игнатий Крашевский замечает, что "вопреки обычаям тех лет в театре отсутствовали ложе, где могли бы сидеть представители аристократии. Ложе заменил "демократический" балкон, который заполняла разная публика".

Чтобы полюбоваться различными зрелищами, а также самим принять участие в увеселительных мероприятиях, издавна на ярмарку приезжала масса мелкой шляхты. С тех времён сохранились следующие названия увеселительных ярмарочных заведений: «Лисья Норка» – погребок, которому была предоставлена монополия по продаже вин и других заграничных напитков; «Серебряный зал» – зал в кофехаузе для игры в карты, где на столах громоздились кучи разыгрываемых серебряных монет; «Пся Гурка» или «Собачья Горка» – зал в 49 квадратных сажень для вечерних и ночных увеселений на втором этаже деревянного дома. На этой Горке после наступления сумерек царило равенство, и помещики веселились вместе со своими слугами:  экономами, старостами, лакеями, кучерами. Здесь они проводили  время в дамском обществе из известного сорта женщин, состоящих большею частью из евреек.

Особой популярностью на ярмарке пользовалась игра в рулетку. Она привлекала в Зельву большое количество богатых людей, чиновников, всех любителей "острых" ощущений.

В результате третьего раздела Речи Посполитой (1795) Зельва оказалась в составе Российской империи. Жители городка принимали активное участие в восстании Т. Костюшко, освободительном восстании 1830-1831 годов, национально-освободительном восстании К. Калиновского. За участие в восстании 1830-1831 годов российские власти конфисковали Зельву у Сапег.

После этого события ярмарку в большей степени стали навещать купцы из России. Однако не следует  преувеличивать значение Зельвенской ярмарки в масштабе Российской империи. Так в «Памятной книжке Россейской промышленности на 1843 год» раздел о замечательнейших российских ярмарках разбит на два: первоклассные ярмарки и второклассные ярмарки. Зельвенская ярмарка относилась к числу второклассных, наравне с 5 ярмарками в городе Бердечиве Волынской губернии и 3 ярмарками в городе Острогожек Воронежской губернии. Другое дело, что подобных Зельвенской ярмарке, т.е. второклассных, на территории современной Беларуси было мало: в местечке Переборово Брестского уезда, и в местечках Любовичи и Хисловичи Могилёвской губернии.

К числу же первоклассных ярмарок относились: Курская, Нижегородская, Ирбитская (Пермская губерния), Ильинская и Вознесенская (Полтавская губерния), Веденская (Саратовская губерния), Сборная и Троицкая (Симбирская губерния),  Десятая, Казанская, Крещенская, Троицкая, Покровская  (Тамбовская губерния), Покровская и Успенская (Харьковская губерния), Крестовоздвиженская (Черниговская губерния), Якутская (Якутская губерния), Ростовская (Ярославская губерния).

Тем не менее, ярмарка для местного населения осталась огромным событием, к которому готовились загодя.

Ярмарка в Зельве была не только центром торговли, но и временным - на  период её действия - местом увеселения. По прежнему на ярмарку приезжали артисты театра, представление которых происходило три раза в неделю, другие мастера по развлечению народа: циркачи, балаганщики, жонглеры, фокусники, цыгане с дрессированными медведями.

С развитием капитализма менялся характер ярмарочной торговли. В начале XIX в. крупные оптовые ярмарки приобретают форму ярмарок-выставок товарных образцов. Вследствие этого в Беларуси значительное расширение получают контрактовые ярмарки, которые распространяются во всех губерниях. Смысл этих торгов заключался в оптовой торговле сельскохозяйственных и закупке текстильных товаров, продажи и покупке имений, сдачи их в залог или в арендное пользование, выкупе закладных имений и плате займов.

Ведомости о движении торговли на ярмарке подразделяют привозимые товары на три разряда: I - "российские", II - "европейские иностранные", III - "азиатские колониальные".

Продавались разного вида бумажные ткани: нанка, картуна, миткаль, ситец; разного вида льняные и пеньковые изделия; изделия из шёлка и полушёлка; дамские шляпы и чепчики; кожи и изделия из них; разные галантерейные вещи; фарфоровая и фаянсовая посуда; хрустальные изделия и зеркала; бумага разного сорта; разные пушные товары; иностранные краски; мыло.  Из продовольственных товаров: рыба, сахар, кофе, чай, швейцарский сыр, различные напитки.

Про Зельвенскую ярмарку 1820-х годов вспоминает Леон Патоцкий, шляхтич из знаменитого рода Потоцких, владельцев обширного имения Россь в Волковысском уезде: «За дзве мілі ад Дзярэчына над берагам Зяльвянкі ляжыць мястэчка Зэльва – здавен спадчына Сапегаў. Зэльва неблага забудаваная. Шырокая вуліца праразае яе ўздоўж ажно да канца горада, дзе крокаў за трыста на ўзгорку стаіць парафіяльны касцёл. На гэтай вуліцы па адзін бок – мураваныя магазіны, па другі – заезны двор, у якім месціцца шынок, тэатр, маскарадныя залы, і тая «Срэбраная», як яе называлі, зала, у якой некалькі гадоў перад гэтым цэлая зграя шулераў сцерагла чужыя кішэні, цягнула банкі, напэўна абыграваючы навічкоў. Раз на год у Зэльве адбываліся кірмашы, пераважна конскія».

23 июля 1832 года волковысский земский исправник доносил гродненскому губернатору Михаилу Николаевичу Муравьёву: «С 26 июля   в местечке Зельва начинается ярмарка, которая обыкновенно кончается 22 августа. В прошедшие лета сия ярмарка была весьма значительная, и на оную собралось многочисленное количество разных сословий народу».

В 1834 году на ярмарке имелись следующие заведения: 174 лавки, трактир, буфет, бильярд, театр, кондитерская, зал, кабаки, шинки, погреба.

Представление о количестве и значении торговых заведений на Зельвенской ярмарке в этот период может дать следующий документ. 9 марта 1838 года военный начальник по Волковысскому уезду подполковник Степанов доносил в своём рапорте гродненскому губернатору Григорию Доппельмайеру о состоянии Зельвенской ярмарки:

«В Зельве имеется каменных лавок под названием квадратных – 68. При них по углам 4 шинка и 2 больших колодца, шинкарских лавок  – 19, кадовских лавок – 56 («шинкарских» – имеется в виду шинок или лавка, где продавали спиртное. Слово «кадь» по словарю Даля  обозначает хлебную меру, а значит, в «кадовских»  лавках могли торговать хлебом или другими рассыпными продуктами), новых мурованных лавок – 32. Итого в квадратном строении имеется 176 лавок. Дубенских лавок – 14, из коих занимается только 7, а прочие по ветхости без употребления (в «дубенских» лавках торговали дублёными кожами). Меньших лавок, годных для торговли – 9, а разрушенных – 13. Всех же лавок – 192, кои крытые черепицею. В некоторых из них перегородки, сделанные из прусского мура,   разрушены и не починены. Кроме каменных лавок  в Зельве находится большой каменный дом, называемый кофенгаузом, в котором наверху помещается театр и редут («редут» –   здесь  подразумевается  клуб, дом для общественного увеселения), а в нижней части трактир, кондитерские. Под домом каменный склеп. Для временной земской полиции устроен особый дом.

Из сравнительного описания Свислочи и Зельвы преимущественные выгоды и удобства за Зельвенской ярмаркой, на которую иногородние купцы приезжают с большим количеством товаров из Москвы, Бердичева, Минска, Вильны, бывали некогда из Варшавы. Также здесь производится оптовый торг купцов гуртовых лавок, которые ежегодно в Зельве рассчитываются с покупателями из разных городов и местечек, принимая за товары истёкшего года деньги, а на текущий год отдают деньги под вексель»

Историк и путешественник И.Крашевский в своей брошюре "Зельвенская ярмарка", изданной в 1840-е годы писал: “З вельмі даўніх часоў Зэльва і яе жыхары падпарадкоўваюцца здзіўляючаму праву калі 11 месяцаў у годзе яны марнеюць, а толькі месяц жывуць”.

Со времён Сапеги и до начала 19 века на ярмарке с купцов и торговцев брались различные денежные сборы: брамовый – за въезд в местечко экспедиции (гружёной фурманки), за выезд из местечка с товарами,  за мелочную торговлю товарами, за содержание откупа прописанных заведений. Кроме того, имелись сборы: местечковый, еврейский коробочный сбор, торговый, питейный и т.д.

Как видим, перечисленные выше сборы на ярмарке были многочисленны, и за один и тот же товар продавцу приходилось платить несколько раз различным сборщикам. Налоги взымались с разного вида артистов: балаганщиков, штукмейстеров (фокусников), эквилибристов, дрессировщиков, показывающих диких зверей и птиц, вольтижеров (искусных наездников).

В 40-е годы ярмарка поступила в ведомство управления государственных имуществ. С этого времени  все отяготительные для купечества и публики сборы,  такие как плата за въезд в местечко и выезд из него, акциз с товаров и прочее, кроме платежа за лавки по новой повышенной таксе, были отменены.

Из списка заведений Зельвенской ярмарки на 1848 год, с которых в казну предполагалось собрать налогов 6204 рубля, находим много интересных подробностей. Так в буфете кофенгауза продавались разные сорта сладких водок и ликёров, а в другой комнате кофенгауза гости могли заказать кофе, чай и пунш. Здесь же в кофенгаузе имелась отдельная комната с бильярдом, столовая. На ярмарке имелся трактир с харчевнею, пекарня, несколько лавок торговали горячим вином, т.е. водкою, имелись два ледника для хранения продуктов, погреб для иностранных вин.

Так как ярмарочная торговля должна была быть сосредоточена в одном месте, то наём лавок в частных домах допускался только тогда, когда были заняты все казённые лавки и места, отведённые под балаганы.

В 1857 году гродненский губернатор Иван Шпеер приказал  постепенно перенести ярмарку с Зельвы в губернский город Гродно. Упадок  Зельвенской ярмарки ускорило восстание 1863 года. В этом году ярмарки вообще не произошло.

Воспоминания о Зельвенской ярмарке встречаются у некоторых современников тех событий, однако основательного исследования о Зельвенской ярмарке никем из историков не проводилось. В 1864 году была выдана вторая часть исследований по Гродненской губернии под названием «Материалы для географии и статистике России» под руководством полковника Генерального штаба Павла Осиповича Бобровского. В этом исследовании довольно много места отводиться анализу Зельвенской ярмарки: «В 1859 году местечко Зельва состояло из 163 дворов. Посередине, на довольно обширной площади, обставленной рядом каменных домов, между которыми замечательнее других обширное 2-х этажное здание кофенгауза, находится обширный каменный гостиный двор с 200 лавками, расположенных частью в главном корпусе и на внутреннем дворе (так называемые квадратные лавки), частью же в больших деревянных балаганах, примыкающих к главному выходу. Несколько магазинов помещено в здании кофенгауза.

В  этой же книге Павел Бобровский приводит несколько таблиц, анализ которых дает нам возможность посмотреть на ярмарку с точки зрения посетителей по роду их занятий. Так в 1856 году с товарами приезжали: помещики, чиновники и офицеры - 118 человек. Купцы, торговцы и различные податливые люди - 125 человек.

«Особенно много съезжается евреев, из коих одни запасаются товарами на целый год, другие снабжают помещиков ссудами, делают взыскания по займам, заключают договоры, от чего Зельвенскую ярмарку справедливее назвать еврейскими контрактами».

Жителей по 10-й ревизии 1858 года в Зельве насчитывалось 1315 душ, из них в христианских 75 дворах проживало 500 душ государственных крестьян, а в 90 дворах проживали 824 еврея, или 62 процента от общего населения.

Вместе с тем П.Бобровский писал: «Посетителей из Гродненской губернии в действительности гораздо более числа, показываемого в официальных источниках, в списках полиция отмечает не всех торговых людей Волковысского, Слонимского уездов. По нашему мнению, общее число посетителей Гродненской губернии, т.е. торговцев, людей промышленных и помещиков, если увеличить цифру Гродненской губернии на 50 процентов простирается до 560 человек.

Сверх того, в течение ярмарки, в торговые дни, по четвергам и воскресеньям, собирается множество крестьян и жителей Волковыска, смежных местечек; число посетителей в эти дни возрастает до 3000 человек».

Возникает вопрос: "А где же жили посетители ярмарки?"

«Приезжие на ярмарку помещики нанимают квартиры, некоторые находят помещение в кафе-хауз.

Купцы и торговцы живут или у хозяев и содержателей постоялых дворов, или за недостатком помещений у жителей местечка, помещаются рядом с товаром».

Значением своим и развитием Зельвенская ярмарка обязана не  столько выгодному коммерческому положению, сколько искусным мерам владельцев, умевших своими пожертвованиями сделать бедное местечко одним из важнейших торговых центров западных губерний. Но когда ярмарочные сборы были отданы евреям на откуп,  сделавшими их обременительными для торговли, в Зельве стали реже являться иностранные купцы, менее прибывало помещиков и промышленников, а вместе с тем сильно понизились и всякого рода торговые сделки».

А вот как описывает работу Зельвенской ярмарки в «Гродненских губернских ведомостях» в 1864 году некто по фамилии Константинов: «С началом ярмарки Зельва из пустынного и безлюдного местечка превращалась в оживлённый городок: к 25 июля сюда начинали съезжаться новые, но, большей частью знакомые друг другу лица. С наступлением 25 июля прибывала военная команда, открывалось временное отделение полиции, почтовое отделение, приезжал чиновник управления государственных имуществ. В 12 часов того же дня барабанный бой возвещал об открытии ярмарки. С первого дня торговлю начинали только евреи и христиане-католики. Православные купцы ожидали 1-го августа – дня Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. В этот день из православной церкви, через местечко, в сопровождении стройного хора певчих выступал крестный ход. После водоосвящения на обратном пути процессия останавливалась в лавке всеми уважаемого купца Зотова и служила молебен, а потом  лавки русского купечества окроплялись святой водою, и начиналась торговля.

К празднику Преображения Господня съезжалась публика, которая с каждым днём делалась многочисленней и разнообразней. К 15 августа, к празднику Успения Пресвятой Богородицы, ярмарка была в полном разгаре: улицы и площадь усеяны народом, возами с разными запасами, лошадьми и рогатым скотом. Однако торгуют только единичным скотом, а гурты, предназначенные к продаже,  в это время пасутся на окрестных пастбищах. Там и производится оптовая продажа скота.

Главный торг красными товарами сосредотачивается в каменных лавках, размещённых на замкнутой со всех сторон четырёхугольной площади с четырьмя входными воротами. Ходы между лавками, их галереи и сами лавки набиты народом: дамы в изящных нарядах в сопровождении кавалеров в прихотливых и живописных костюмах, обыкновенно с хлыстиками в руках, густые толпы евреев и евреек, отличающихся своею суетливою подвижностью и выразительностью физиономий, крестьяне в своей неприхотливой, почти однообразной, праздничной одежде, и крестьянки, пестреющие разнообразными нарядами. Всё это при шумном говоре, сливающимся в один общий гул, снуёт взад и вперёд сплошными массами мимо лавок, из которых выходящие толпы народа сменяют одна другую, производя волнение, представляющее живописную картину.

Между торговою площадью и рядом каменных домов, в которых помещаются хозяйственные заведения ярмарки: столовая, кофейная, буфет и кондитерская пролегает довольно широкая улица, вдоль которой в множестве разъезжают взад и вперёд упряжные и верховые лошади для испытания их в рысистом беге. Заводские лошади продают прямо из конюшен, которыми служат крестьянские сараи, нанимаемыми на время ярмарки продавцами лошадей.

К вечеру публика редеет, рассеивается, к ночи всё исчезает. В ночное время к лавкам становятся часовые и караульщики из крестьян. После пробития вечерней зари по местечку ходит патруль, который не препятствует запоздалым посетителям в их ночных странствиях.

С 15 августа число помещиков, особенно помещиц, постепенно уменьшается. Ярмарку посещают ещё приказчики, экономы, поселяне и евреи. Ослабевающий с каждым днём торг держится до 23 августа: в это время купцы начинают разъезжаться, кто восвояси, кто на Свислочскую ярмарку. К 25 числу ярмарка потухает и местечко Зельва погружается в своё обычное безмолвие. Жители местечка, обеспечив себя добытым на ярмарке доходом: за отдачу в наём домов, чуланов и сараев, за продовольствие своих постояльцев, за продажу напитков и провизии, на целый год успокаиваются от четырёхнедельной тревоги в сладкой надежде на будущую ярмарку».

Продолжавшаяся целый месяц многолюдная ярмарка являлась временным, но хорошим источником доходов для многих местных жителей. Однако для получения такого заработка необходимо было приложить максимум усилий, так как конкурентов хватало.

Непроданный товар с местечка Зельвы сразу по окончании ярмарки перевозился в недалёкое местечко Свислочь того же Волковысского уезда, где начиналась другая ярмарка.

В 1863 году ярмарка в Зельве вообще была отменена по причине восстания, а с развитием сети железных дорог  на территории современной Беларуси ярмарка постепенно пришла в упадок, оставаясь лишь местом проведения торговли лошадьми, превратившись из  наикрупнейших коммерческих центров Северно-Западного края России  в ярмарку местного значения. В «Обозрении Гродненской губернии за 1890 год» сообщалось: «Значащаяся  по  официальным  сведениям  месячная  ярмарка  в  м. Зельве  Волковысского  уезда  давно  уже  потеряла  свое  значение  и  в  настоящее время заключается только в том, что по воскресным дням  бывает более оживленный торг рогатым скотом, лошадьми и разными  сельскохозяйственными произведениями».    

Что является, по мнению историка П.Бобровскаго, причинами упадка Зельвенской (Анненской) ярмарки?

«Существенными причинами упадка ярмарки полагать надобно, кроме войны, неурожаев, голода и поимки контрабанды - заметное охлаждение купцов, особенно из губерний великороссийских и царства польского».

В конце XIX - начале XX столетий в Гродненской губернии открывались новые ярмарки. В 1902 году была попытка возродить знаменитую Анненскую ярмарку в Зельве, но по сути своей настоящая ярмарка тогда не достигла прежней значимости.

"Новое дыхание" знаменитая ярмарка получила лишь в 2001 году, когда в Зельвенском районе решили, что уникальный праздник с мощными историческими корнями должен стать визитной карточкой Зельвенщины - одним из самых массовых и желанных для жителей и гостей района. На различных мероприятиях областного и даже республиканского уровней Анненская ярмарка обсуждается как один из самых успешных проектов, который проводился, начиная с 2001 года, в 2002 и 2004 гг.

В 2010 году появилась возможность снова восстановить Анненскую ярмарку благодаря тому, что район был определен в качестве площадки для реализации совместного проекта Программы развития ООН и Европейского союза "Устойчивое развитие на местном уровне". Зельвенский проект Анненской ярмарки оказался в числе победителей, и ПРООН выделило на его реализацию 18 миллионов рублей.

Начиная с 2012 года, Анненская ярмарка проводится каждый год: в 2013, 2014 ...

Праздник "Анненская ярмарка" - яркое свидетельство того, что зельвенцы сердцем любят свой красивый край, ценят традиции своих предков и стараются передать их в наследство потомкам. И пусть сейчас ярмарка длится только 2 дня, а не целый месяц, как раньше жители района имеют надежду, что она снова станет одной из крупнейших, как в Беларуси, так и за ее пределами.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1.Асіноўскі, С. Ехаў дзедка на кірмаш… / Святаслаў Асіноўскі // Беларуская мінуўшчына . – 1996. - №3. – С.42.

2.Броска, Т.П. Зэльвенскі (Анненскі) кірмаш вачыма даследчыка паўла Баброўскага / Т.П. Броска // Праца. – 2001. – 20 лютага; 20 сакавіка; 31 сакавіка. – С.5; С.5; С.3.

3.Варабей, Н. Кірмашовы гандаль у Беларусі ў першай палове ХІХ стагоддзя / Наталля Варабей // Беларускі гістарычны часопіс. – 2008. - №6. – С.51.

4.Голуб, Ю. Стары кірмаш у Зэльве / Юрка Голуб // Праца. – 2010. – 21 жніўня. – С.3.

5.Кароза, Н. Вяртанне забытага свята / Нэллі Кароза // Праца. – 2004. – 24 ліпеня – С.3,6.

6.Миклашевич, И. Анненская ярмарка: исторический бренд и финансовый ресурс / Ирина Миклашевич // Праца. – 2013. – 4 верасня. – С.4-5.

7.Семяняка, В. Прэч і смутак, і нуда! У Зэльву, на кірмаш пара / Ваялнцін Семяняка // Рэспубліка. – 2010. – 14 жніўня. – С.9.

8.Суслова, Н. Второе дыхание “Анненского кирмаша” / Надежда Суслова // Туризм и отдых. – 2010. - №23. – 26 августа. – С.3

9.Пятчыц, А. І Зэльвенскі кірмаш – гонар наш / Андрэй Пятчыц // Беларуская думка. – 2005. - № 2. – С.138 – 140

10.Швед, В. Зэльвенскі кірмаш / В.Швед // Праца. – 2001. – 13 лютага. – С.3.

11.Быховцев, Н. Зельвенская ярмарка / Николай Быховцев // Быховцев, Н. Ганненскі кірмаш. – 2015. – С.73-104.

12.Токць, С. Рынкавая плошча Зэльвы: сацыятапаграфічнае развіццё ў часы Сапегаў (ХVII – першая палова XIX) / Сяргей Токць, Павел Токць // Токць, С. Ганненскі кірмаш. – 2015. – С.41 - 52.

13.Скобла, М. Дзярэчынскі дыярыюш: Гісторыя аднаго мястэчка / Міхась Скобла // Скобла, М. Дзярэчынскі Дыярыюш. – Мн.: “Беларускі кнігазбор”, 1999. – С.31-35. 

gallery/1_2

Кожны радок - у кірмашовы вянок...: зборнік вершаў / склад. В.Л.Масюк, 2015. - 41 с.

gallery/snimok_2

Закладка "Анненской ярмарке-514"

ВИДЕО ГАЛЕРЕЯ

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

gallery/2_3-1

Листая страницы эпох…: история Анненской ярмарки / сост. М. А. Книга. – Зельва, 2015. – 27 с.

gallery/kartinka-znou-virue-gannenski-kirmash_4

"А на нашем кирмаше...": сборник стихотворений / Сост.В.Л.Масюк. - Зельва: Зельвенская центральная районная библиотека, 2014. - 37с.

gallery/1448271054_70597677
gallery/bannerrrrrry_1